Успешные страны вырабатывают критическое мышление

Образование находится под давлением, оно должно реагировать на меняющийся мир. Так как повторяющиеся задачи разрушаются технологиями и аутсорсингом, способность решать новые проблемы стала еще более необходимой.

 

С тех пор, как Том Динг был школьником, уроки математики изменились. «Большая груда учебников, учитель ставит тебя в пример, дает тебе немного из контекста и говорит, на какой странице открыть учебник», – рассказывает Том, вспоминая свой любимый школьный предмет. Как преподаватель-стажер по математике, он был очень удивлен, войдя  в класс, увидеть все книжки на полке в то время, как дети были озадачены вопросом: «Если ты говоришь на другом языке, должен ли ты считать по-другому?». На следующем уроке школьники обсуждали лучший способ представить число – в виде обычной дроби, десятичной или в виде процента.

Как подростки преуспевают в решении проблем?

Динг отказался от рекламного бизнеса ради того, чтобы стать учителем и сотрудничать с сетью британских государственных благотворительных школ Ark ( AbsoluteReturnforKids). Он говорит, что задания подобного рода помогут детям выйти за рамки обычной зубрежки. «Если учить что-то только посредством механического запоминания, то есть шанс, что потом ученики не смогут мыслить широко».

Образование находится под давлением, оно должно реагировать на меняющийся мир. Так как повторяющиеся задачи разрушаются технологиями и аутсорсингом, способность решать новые проблемы стала еще более необходимой.

Происхождение слова «компьютер» является показателем сдвига. Первыми компьютерами были не машины, а группы людей, каждый из которых работал над частью сложных расчетов. Так как компьютеры стали более мощными, для математических вычислений люди теперь не нужны. Вместо этого роль человека заключается в том, чтобы разработать математическую модель, которая бы наиболее приблизилась к реальным жизненным ситуациям. Не важно, будет ли это самый быстрый способ доставить рождественские покупки, или же организация помощи в зоне бедствия.

Как показывает рост технологических компаний, высокие зарплаты получают те, кто способен  упорядочить мировую информацию. Задача школы – объединить простое преподавание знаний и способность применять на практике  полученные факты. Насколько хорошо они с этим справляются? Могут ли  они делать это еще лучше?

В апреле текущего года был дан ответ на первый вопрос, когда Организация экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) опубликовала оценку навыков решения проблем у подростков по всему миру. Около   85000 подростков из 44 стран приняли участие в исследовании ОЭСР по программе международной оценки успеваемости учащихся. Для того чтобы выполнить задание, участники должны были разработать стратегию решения проблемы в незнакомой ситуации. В одном из заданий им показали карты маршрутов, связывающих пригороды вымышленного города. Подростки должны были предложить место, где могли бы встретиться три человека, при этом, каждому на дорогу дается всего 15 минут. Они столкнулись с ситуациями, где информация была неполной. К примеру, участники имели дело с новым цифровым устройством. «У вас нет инструкции к новому кондиционеру. Вы должны решить, как им пользоваться», – было написано в одном из заданий.

Они должны были справляться с неожиданностями. Еще  одним заданием для учеников было приобрести  определенное количество концессионных  билетов в автомате только для того, чтобы обнаружить, что концессия недоступна.

Европейские школы часто подвергаются критике со стороны бизнес-лидеров. По их словам, школы – это «экзаменационные заводы», которые  выпускают учеников, неспособных справляться с жизнью за пределами класса. Но урок, который нужно извлечь из международного сравнения – европейские школы намного лучше в обучении творческой мысли, чем подразумевают критики.

Ученики стран Западной Европы – Англии, Франции, Германии, Италии, Голландии и Бельгии – все показали уровень выше среднего, как и ученики из Чехии и Эстонии. США, Канада и Австралия показали такие же результаты. Но вершину взяли территории Восточной Азии; лучше всех проявили себя Сингапур и Южная Корея, следом за ними Япония и районы Китая  Макао и Гонконг. Этот результат представляет собой вызов для школ на Западе. Критики системы образования в Восточной Азии полагают, что эти страны преуспевают в математике и науке за счет заучивания.

Оценка ОЭСР предполагает, что школы Восточной Азии развивают навыки мышления так же хорошо, как  и обеспечивают мощную подготовку по основным предметам. По всему миру исследование ОЭСР обнаружило сильную положительную взаимосвязь между производительностью в решении проблем и производительностью в изучении математики, чтения и наук. В общем, высокопроизводительными учениками были также те, кто лучше всего справлялся с незнакомыми ситуациями.

Также были интересные исключения из правил. Когда японские ученики были на одном уровне с детьми из других стран по изучению математики, чтения и наук, то они проявляли более высокие способности в решении задач. Это, как предполагает ОЭСР, можно объяснить тем, что японцы развивают навыки решения проблем с помощью ряда учебных программ и проектов, возглавляемых учениками.  Несмотря на то, что существует договоренность о конечной цели, все же есть некоторые разногласия по поводу того, как лучше обучать детей навыкам критического мышления.

Дейзи Христодулу, педагог и автор книги «Семь мифов об образовании» утверждает, что такие навыки являются предметно-зависимыми, и они не могут передаваться в область, где наши знания ограничены.

«Чем дальше вы от исходной области, тем слабее будет передача. В нашей жизни это действительно звучит правдоподобно. Все мы знаем людей, которые могут критически мыслить в области истории, но в решении математических задач – нет», – говорит Дейзи.

Христодулу утверждает, что критическое мышление – навык, которому  невозможно научить напрямую, он должен переплетаться с содержанием.

Шекспир, которого так восхваляли за нарушение правил, был «продуктом» жесткого традиционного образования.  «Мы имеем хорошее представление о том, каким было образование драматурга», – говорит Христодулу – «Он заучивал на память фигуры речи на латыни». С огромной уверенностью он использовал в своих пьесах риторические приемы, которые он узнал, будучи школьником.

«В своих ранних пьесах он делал это механически, но со временем он стал играть с фигурами речи и творчески подошел к их использованию. В этом ему помогло зазубривание, которое поначалу чуть ли не подавило его творческие способности», – говорит преподаватель.

Некоторые утверждают, что если делать сильный упор на детей, приобретающих знания в одиночку, тогда они самостоятельно будут бороться с трудностями, столкнувшись с более сложными проблемами.

Тим Тейлор, бывший учитель начальных классов, который сейчас занимается подготовкой педагогов, говорит: «Если вы ставите на передний план знания, а мышление, критический подход оставляете на потом, то дети не будут развиваться эффективно». Тейлор утверждает, что существуют некоторые общие инструменты, которые передаются в общих дисциплинах.

«Что есть чтение, если не когнитивный инструмент? И он явно с правом передачи», – говорит Тим.

Стиль преподавания, который он тренирует, называется Мантией Эксперта. Он позволяет детям изображать из себя экспертов, которые столкнулись с воображаемым сценарием. Это делается с целью задействовать их воображение и помочь им выяснить, как найти доступ к необходимой информации. Например, изучая на уроке Великий Лондонский пожар, ученики будут играть роли экспертов, которые помогают музею создать выставку про пожар. «Это способ сделать информацию более значимой», – говорит Тейлор.

Тейлор предполагает, что способ научить общим навыкам заключается в том чтобы «быть внимательным к этому, как учитель». «Вы создаете возможности держать в первых рядах то, что вы делаете. Как это вам помогает? Как можно использовать это в другом контексте? В этом и заключается суть образования – развить рост мышления», – заявляет Тим Тейлор.

Трудно понять, какое преимущество имеют ученики Восточной Азии по сравнению с другими странами только благодаря академической строгости  в  своих школах. Сколько всего произошло после недавних реформ в странах, которые стремились дать ученикам более целостное образование.

ОЭСР предполагает, что те страны, где школьники лучше всего справляются с решением различных задач, преуспевают не только в обучении основных предметов, но также предоставляют  хорошие возможности для комплексного обучения, которое поможет учащимся в решении реальных жизненных проблем.

Том Динг, преподаватель-стажер по математике, говорит, что школа в Северном Лондоне, где он преподает, пытается обойти спор между фактами и навыками путем равного использования каждого с удовольствием.

«С одной стороны, у нас уроки математики начинаются с упражнений по расписанию, – говорит Динг. «Мы много внимания уделяем повторению, и частые тестирования означают, что ученики регулярно повторяют и оценивают то, что знают», – добавил преподаватель.

«С другой стороны, мы также пытаемся задавать широкие, открытые вопросы с целью структурировать единицы работы, сделать их более увлекательными и запоминающимися, избегая мелкой зубрежки. Мы делаем это для того, чтобы обсуждать идеи и понятия высшего порядка», – говорит Динг.

Источник:  http://www.ft.com/cms/s/2/e512db9c-c643-11e3-ba0e-00144feabdc0.html#axzz34bVhkfZK

Перевод: Наталия Степанюк, http://inozmi.net/uspeshnyie-stranyi-vyirabatyivayut-kriticheskoe-myishlenie/